РОССИЯ, КОТОРУЮ МЫ ПОТЕРЯЛИ

         В преддверии китайского нового года, который  отмечается   в этом году с 16 февраля по 2 марта, не без зависти  нельзя не отметить, что  китайская экономика  не теряет темпов  своего роста вот  уже на протяжении более тридцати лет,- с того самого  времени, когда коммунистический китайский лидер Ден Сяопин в 1979 г. взял курс на новую экономическую политику  под  девизом: «не важно-какого цвета кошка, лишь бы она ловила мышей».

         Словом,  при сохранении  государственного управления  в руках  коммунистической партии, при жесткой централизации государственного аппарата,  и  при системе  государственной  плановой экономики, в структуру  социалистической  экономики были  внедрены  рыночные капиталистические механизмы под определенные государственные гарантии.           

        И как следствие этого, коммунистический Китай за тридцать лет смог накормить и обеспечить  товарами  не только 1/6 часть населения земли, т.е. 1,5 миллиарда  собственно китайцев, но и полностью обеспечить товарами народного потребления   1/6 часть земли, занимаемую Россией.

            И немудрено, ведь  ежегодный темп роста китайской экономики десятки лет  держится на уровне около 10 %.

             К слову, в современной России наши сегодняшние реформаторы по истечении  тех же тридцати лет выдают рост ВВП в 1,4 % за  неимоверный  прогресс.     

         Мы удивляемся азиатскому экономическому чуду- В Китае, Японии, Корее. 

          Но подобное по настоящему экономическое  евроазиатское чудо  было и в России, и связанно оно отнюдь не с именем николаевского министра П.Столыпина, так  превознесенного современными российскими либералами.

             В 1921 году, после трехлетней 1-ой  мировой войны, революционных  февральских и октябрьских событий 1917 года, и последовавшей вслед за этим четырехлетней  иностранной военной интервенции и гражданской  войны,  наша страна находилась в  полнейшей разрухе и в экономической стагнации.  Кроме того, страна находилась в международной изоляции, помощи от других стран, в том числе в плане кредитования, ждать не приходилось.  

        В конце 1917 года прекратило торговые отношения с Советской Россией правительство США, в 1918 году — правительства Англии и Франции. В октябре 1919 года Верховный совет Антанты объявил о полном запрещении всех форм экономических связей с Советской Россией. В результате провала интервенции против Советской республики и роста противоречий в экономике самих империалистических стран государства Антанты были вынуждены снять блокаду (январь 1920 года).  Вместе с тем, иностранные государства пытались организовать т. н. золотую блокаду, отказываясь принимать в качестве платёжного средства советское золото, а несколько позже — кредитную блокаду, отказываясь предоставлять СССР кредиты.

           К тому же многие  русские мозги вместе с белой эмиграцией утекли за границу.

            Поэтому,  перед советским руководством  стояла непростая задача по выживанию  страны в этих   условиях.

           В марте 1921 г. В.И. Лениным была предложена Новая экономическая политика, т.е. план  по выводу молодой советской экономики из экономического глубочайшего кризиса,  по  восстановлению  экономики, созданию условий для социального развития, преодолению международной изоляции. Понимая, что новые  механизмы  социалистической экономики,   такие, как товарообмен,  социалистическое соревнование, и другие,  не работают,   решено было ввести  в народное хозяйство элементы капиталистической рыночной экономики, такие,  как  конкуренция, создание предприятий различных форм собственности,  привлечение в экономику иностранного капитала.

          Новая экономическая политика рассматривалась Лениным как вынужденная временная мера, поскольку мировая революция в ведущих мировых державах все не наступала,  а экономическую и социальную основу для  строительства социализма, в том числе внедрять программу по слиянию города и деревни,   делать было необходимо.  Кроме того, в  регионах   участились  вооруженные восстания  против политики коммунистической партии, — на Тамбовщине, в Украине, на Дону, на Кубане, в Поволжье и в Сибири, вызванные обнищанием  народа. Недовольство перекинулось даже на Армию, в частности, в 1921 году восстали матросы Кронштадта,  выступившие за Советскую власть без коммунистов.

       Курс на Новую экономическую политику  был провозглашен на 10 съезде ВКП(б) 14.03,1921 г., и принят Декретом ВЦИК 21.03.1921 г., на котором было принято решение о замене  продразверстки(т.е. сдача излишек продовольствия  государству по фиксированным ценам, — это около 70 % от дохода)  продналогом (т.е. твердофиксированный натуральный налог, взимаемый с крестьян, т.е.  около 30% от дохода).

         Продналог  заключался в том, что крестьянам предоставили право обмена  излишков   продукции на промышленные товары, так необходимые деревне: керосин, ситец и т.д. Однако  в условиях послевоенной разрухи у государства  просто не было такого количество товаров на обмен, что в свою очередь вынудило государство пойти дальше — легализовать свободную рыночную торговлю.        

         Правда, как обычно, единства партии в  вопросе  НЭПа  не было, и некоторые «члены», такие как Л.Д.Троцкий, были недовольны  этим, рассматривая НЭП как отступление от идей социализма, и возврат к капитализму. Но как показала история —  НЭП явился для России самым  удачным советским проектом.       

                Прежде всего, под НЭП была подведена законодательная база.  22 мая 1922 года ВЦИК издал декрет «Об основных частных имущественных правах, признаваемых РСФСР, охраняемых её законами и защищаемых судами РСФСР», узаконившие правовые гарантии частной собственности.  Постановлением ВЦИК от 11 ноября 1922 года, с 1января 1923 года был введён в действие Гражданский кодекс РСФСР,  предусматривавший, в частности, право для граждан открывать торговые и промышленные предприятия.  Ранее- 22 мая 1922 года, -было принято               Положение об адвокатуре,  предусматривающее создание коллегий защитников при губернских отделах юстиции, а сама адвокатура рассматривалась как общественная организация, независимая от государственных институтов, помогавшая  реализации гражданско-правовых отношений.

       С 1923 года начинается практика заключения концессионных договоров, по которым иностранным компаниям предоставлялось право использования государственных предприятий. 30 октября 1922 года был принят Земельный кодекс РСФСР, хотя и отменивший право частной собственности на землю, недра, воды, леса, и т.д., но четко регламентировавший арендные отношения с землей, использование немного труда, продналог, что в целом благотворно способствовало росту  благосостояния села,  что сказалось в свою очередь на повышении продовольственного снабжения страны (крестьяне получили стимул работать, увеличились в целом крестьянские наделы, и т.д.).

          Для стабилизации денежного обращения, существенные меры  советским правительством были предприняты в финансовой сфере.

           После проведения двух деноминаций, в результате которых 1 миллион рублей прежними денежными знаками был приравнен к 1 рублю новыми совзнаками, Совнарком декретом от 11 октября 1922 г. постановил предоставить Госбанку право выпуска банковских билетов в золотом исчислении достоинством в 1, 2, 3, 5 и 10 червонцев. А декретом Совнаркома от 26 октября 1922 г. Народному Комиссариату финансов было поручено «приступить к чеканке золотой монеты, именуемой червонцем».   В результате   проведенной  денежной реформы (1922—1924),  рубль стал конвертируемой валютой,  а курс рубля в 1924 году котировался на международном рынке даже выше доллара и фунта стерлингов.           

         Наряду с привлечением иностранного капитала в советскую экономику в форме иностранных концессий (коммерческие предприятия с иностранными инвестициями), развивалось финансирование капитальных вложений и долгосрочное кредитование.

       В 1921 году был создан Государственный банк РСФСР (преобразованный в 1923 году в Государственный банк СССР), начавший кредитование промышленности и торговли на коммерческой основе.

        В 1922—1925 годах был создан целый ряд специализированных банков: акционерные, в которых пайщиками были Госбанк, синдикаты, кооперативы, частные и даже одно время иностранные, для кредитования отдельных отраслей хозяйства и районов страны; кооперативные — для кредитования потребительской кооперации; организованные на паях общества сельскохозяйственного кредита, замыкавшиеся на республиканские и центральный сельскохозяйственные банки; общества взаимного кредита — для кредитования частной промышленности и торговли; сберегательные кассы — для мобилизации денежных накоплений населения.

                Помимо иностранных  капиталов, в СССР направлялся поток рабочих-иммигрантов со всего мира. Так, например, в 1922 году американским профсоюзом швейников и советским правительством была создана Русско-американская индустриальная корпорация (РАИК), которой были переданы шесть текстильных и швейных фабрик в Петрограде, четыре — в Москве.

               Активно сотрудничал с Советским правительством американских промышленник Генри Форд, помогая финансами, разработками, трудовым квалифицированными кадрами и оборудованием создавать в России  машиностроение, автомобили и трактора. Например, первый серийный советский трактор — «Фордзон-Путиловец» (1923 г.) —был  переработан для производства на Путиловском заводе и эксплуатации в СССР  из  фордовского  трактора марки «Фордзон» (Fordson); Фордом было осуществлено также строительство  Горьковского  автозавода (1929—1932 гг.), и многое другое.

         Также, бурно развивалась кооперация всех форм и видов. Существовавшие в виде всевозможных артелей  именно кооперативы создавали тогда основную массу потребительских товаров. В эти годы дальнейшее развитие получила потребительская кооперация, в основном,  торгово-заготовительная сельская потребительская кооперация, решавшая торговые, закупочные задачи, и задачи по  производству продуктов питания и непродовольственных товаров из сельхозсырья.          

         В итоге, всего за 5 лет, с 1921 по 1926 годы, индекс промышленного производства увеличился в нашей стране более чем в 3 раза; сельскохозяйственное производство возросло в 2 раза и превысило на 18 % уровень 1913 года. В целом же за период 1921—1928 годов среднегодовой темп прироста национального дохода составил 18 %.

        Столь впечатляющие успехи  стали возможным  во многом благодаря  сочетанию  плановой экономики  с рыночными рычагами.       

       Государство оказывало нажим на производителей, заставляло  изыскивать внутренние резервы увеличения прибыли, мобилизовывать усилия на повышение эффективности производства.

       Наряду с эти,  государством проводилась широкая кампания по снижению цен.  Весь период нэпа вопрос о ценах продолжал оставаться стержнем государственной экономической политики, и неспроста:  повышение их трестами и синдикатами грозило повторением кризиса сбыта, тогда как их понижение сверх меры при существовании наряду с государственным частного сектора неизбежно вело к обогащению частника за счёт государственной промышленности, к перекачке ресурсов государственных предприятий в частную промышленность и торговлю. 

         Но несмотря на  несомненные  успехи в экономике, со второй половины 20-х годов  НЭП был постепенно свернут.  Непосредственным  поводом  для сворачивания нэпа послужил срыв государственных заготовок в конце 1927 года.             

         Кроме того, среди населения  снова зрели  недовольства по поводу социального расслоения в обществе,  зарплата рабочих  на госпредприятиях  была  гораздо ниже, чем на частных предприятиях. В те времена слово «нэпман» было  синонимом слову «буржуй», «жулик», «нувориш».  Росли негодования по поводу отступлений от идеалов социализма.               

          И как следствие этого, — начали постепенно сворачиваться частные предприятия, постепенно ликвидироваться тресты и синдикаты. На селе прошла серия раскулачиваний. 

              Причин сворачивания нэпа на самом деле было много.

              С внешнеполитической точки зрения, страна по-прежнему находилась во враждебном окружении.  И необходим  был  колоссальный индустриальный прорыв, поскольку существовала  высокая вероятность новой войны с капиталистическими государствами, что требовало основательного перевооружения.  Темпы роста промышленности этому требованию не отвечали, а отставание от ведущих капиталистических стран было по прежнему огромным, в которых также  протекал экономический рост.

            Серьёзной проблемой был рост безработицы в городах.  Одним из факторов, сдерживающих развитие промышленности в городах, был недостаток продовольствия вследствие невозможности обеспечения города хлебом мелкими крестьянскими хозяйствами.

          И хотя НЭП официально отменен не был – с  1928 года в рамках  осуществления первого пятилетнего плана развития народного хозяйства,   руководство страны взяло курс на форсированную индустриализацию и коллективизацию. Но это уже другая не менее грандиозная история.

Задать вопрос

 

Ваше имя (обязательно)

Ваш e-mail (обязательно)

Тема

Сообщение

×