О РЕВОЛЮЦИОННОЙ СВЯЗИ В.И.ЛЕНИНА И ЦЕРКВИ

                     В ноябре-декабре 2017 года исполняется 100 лет со дня  восстановления  патриаршего сана в русской православной церкви, пришедшего на смену Святейшего Правительствующего Синода (1721-1917)-  образованного еще Петром Первым в рамках слияния церкви и государства, и контроля государства за религиозными делами.

          Это событие проходит как-то незаметно на фоне юбилея Великой октябрьской социалистической революции.

         После февральской буржуазной революции, свергнувшей царя, перемен жаждало и Русская православная церковь.

       В преддверии  пролетарской революции,   15 августа 1917 года  открылся Всероссийский Поместный Собор 1917—1918 годов, на котором  разгорелась дискуссия о высшем церковном управлении, где часть участников выступала за реставрацию патриаршества, а другая часть- за то, чтобы все оставить как есть, т.е. главой церкви должен был остаться обер-прокурор Синода.  И этот спор продолжался вплоть до Октябрьской революции.

           После революции и прихода к власти большевиков в Петрограде, 28 октября (10 ноября по новому стилю), прения по вопросу были прекращены, и было принято решение о восстановлении патриаршества.       Первым патриархом РПЦ был избран Тихон.

           Таким образом,  РПЦ  своим прогрессивным преобразованием в некоторой степени была обязана большевикам и в  частности, В. И. Ульянову/Ленину, православному по вероисповеданию.         

          Владимир Ульянов (Ленин) родился 22.04.1870 г.  в г. Симбирске (ныне Ульяновск).  Вплоть до 1887 года о какой-либо революционной деятельности Владимира Ульянова ничего неизвестно.

             Он был крещен по православному обряду и до 16 лет принадлежал к симбирскому религиозному Обществу преподобного Сергия Радонежского. Оценки по закону Божьему в гимназии у него были отличными, как и почти по всем остальным предметам.

             В его аттестате зрелости лишь одна четверка — по логике. В 1885 году в списке учеников гимназии указано, что Владимир — «ученик весьма даровитый, усердный и аккуратный. Успевает во всех предметах очень хорошо. Ведёт себя примерно».  Первая награда по решению педагогического совета была вручена ему уже в 1880 году, после окончания первого класса — книга с золотым тиснением на переплёте: «За благонравие и успехи» и похвальный лист.

             Однако, поступив  в 1887 году в Казанский университет,  где он также вступил и в нелегальный студенческий кружок «Народной воли», юный Володя был вовлечен в революционную деятельность. В этом его  поведении несомненно сыграла роль казнь его любимого брата Александра, осужденного за покушение на царя 8 (20) мая 1887 г.

        Через три месяца после поступления он был исключён за участие в студенческих беспорядках, вызванных новым уставом университета, введением полицейского надзора за студентами и кампанией по борьбе с «неблагонадёжными» студентами. По словам инспектора студентов, пострадавшего от студенческих волнений, Ульянов находился в первых рядах бушевавших студентов. 

          Отбыв свою первую ссылку в селе Кокушкино, в 1888 г. он вновь вернулся в Казань, где впоследствии вступил в один из марксистских кружков, организованных Н. Е. Федосеевым, где изучались и обсуждались сочинения К. Маркса, Ф. Энгельса и Г. В. Плеханова.

         Сдав в 1891 г. в Императорском Петербургском университете экстерном экзамены на юриста  Владимир Ульянов, не безуспешно,  работал помощником присяжного поверенного (т.е. помощником адвоката) сначала  в Самаре у присяжного поверенного (адвоката) А.Н.Хардина,   затем с 1993 года- в Санкт Петербурге у присяжного поверенного(адвоката) М. Ф. Волькенштейна, что не мешало ему наряду с адвокатской практикой  вести активную   революционную деятельность. 

         В декабре 1895 г. Ульянов был арестован за организацию  «Союза борьбы за освобождение рабочего класса»,  более года содержался в тюрьме, и в 1897 году выслан на 3 года в село Шушенское Минусинского округа Енисейской губернии.

         И тут  Владимиру Ульянову пришлось впервые испытать на себе,  по чем есть  опиум для народа. Что безусловно в последующем нашло свое отражение в его отношении к религии в целом, и не исключено, что  к институту брака, в частности.   

       С тем, чтобы «гражданская» жена Ульянова , Н. К. Крупская, могла последовать за ним в ссылку, ему пришлось в июле 1898 года зарегистрировать свой брак с ней. Так как в России того времени признавались только церковные браки, Ленину, на тот момент уже бывшему атеистом, пришлось обвенчаться в церкви, официально обозначив себя как православного.                Изначально ни Владимир Ильич, ни Надежда Константиновна не собирались оформлять свой брак церковным путём, но через самое короткое время пришёл приказ полицмейстера: или венчаться, или Надежда Константиновна должна покинуть Шушенское и следовать в Уфу, по месту своей ссылки.

         Когда, после оформления всех необходимых для этого случая документов,  можно было уже идти в церковь, то  случилось так, что не оказалось ни поручителей, ни шаферов, ни обручальных колец, без которых свадебная церемония немыслима.

           Исправник категорически запретил приезд на бракосочетание ссыльным Кржижановским и Старковым. Желая ускорить процесс бракосочетания, поручителями и шаферами Ленин  пригласил знакомых шушенских крестьян: писаря Степана Николаевича Журавлёва, лавочника Иоанникия Ивановича Завёрткина, Симона Афанасьевича Ермолаева и др. А один из ссыльных, Оскар Александрович Энгберг, изготовил жениху и невесте обручальные кольца из медного пятака.

         И наконец,  10 июля 1898 года в местной церкви священник Иоанн Орестов совершил таинство венчания. Запись в церковной метрической книге села Шушенского свидетельствует, что административно-ссыльные православные В. И. Ульянов и Н. К. Крупская венчались первым браком…        

           Позднее в своих многочисленных статьях Ленин, как марксист-материалист, яростно  обличал религию, называя ее, по примеру К. Маркса,  опиумом народа.

        В частности, в статье «Об отношении рабочей партии к религии» (газета «Пролетарий» № 45, 13 (26) мая 1909 г.), В.И.Ленин писал: Религия есть опиум народа, — это изречение Маркса есть краеугольный камень всего миросозерцания марксизма в вопросе о религии. Все современные религии и церкви, все и всяческие религиозные организации марксизм рассматривает всегда, как органы буржуазной реакции, служащие защите эксплуатации и одурманению рабочего класса».       

        И действительно: деятельность церкви  времен начала 20 века не последовательна и парадоксальна:   несмотря на свой ярко выраженный атеизм,   Русская православная церковь не придала Ленина, (крещенного православного вероисповедания) анафеме и не отлучила его от церкви.  В отличие от отлучения от церкви Л.Н.Толстого, глубоко религиозного человека, за его философские убеждения, и гражданскую позицию.

        Также не могу не отметить роли церкви в отношении свергнутого императора Николая Второго.  После февральской буржуазно-демократической революции члены Синода днем 2 (15) марта 1917 г. фактически   признали революционную власть еще до юридического отречения царя (отречение произошло 2 (15)марта г. в 23-40). 

       Несмотря на отсутствие в целом юридического отречения от престола Дома Романовых (т.к. Николай-2 отрекся от престола в пользу других наследников), Синод своими определениями от 6 марта распорядился исправить все богослужебные чины, в которых поминался «царствовавший» дом. Вместо молитв о де-юре царствующем доме следовало возносить прошения о «Благоверном Временном правительстве».

                9 марта 1917 г. Святейший  Синод обратился с посланием «К верным чадам Православной Российской Церкви по поводу переживаемых ныне событий» со словами: «Свершилась воля Божия. Россия вступила на путь новой государственной жизни».

        Победа социалистической революции в ноябре 1917 года  ознаменовалась свержением Временного правительства и последующим незамедлительным принятием многочисленных законов (декретов), направленных на слом старых российских порядков, в том числе, и на  невмешательство  церкви в делах государства.

        18 (31) декабря 1917 г. был принят Декрет ВЦИК и СНК о гражданском браке, о детях и о ведении книг актов состояния, согласно ст. 1 которого, Российская Республика впредь признает лишь гражданские браки. Церковные браки могли осуществляться по желанию.

        20 января (2 февраля) 1918 г.  был принят Декрет об отделении церкви от государства и школы от церкви.

                

Задать вопрос

 

Ваше имя (обязательно)

Ваш e-mail (обязательно)

Тема

Сообщение

×