МОЖЕТ ЛИ КОНЬ УПРАВЛЯТЬ ГОСУДАРСТВОМ?

                      Из всех произведений русского писателя А.П.Чехова я считаю одной из замечательных его произведений  повесть «Палата №6» (1892 г.), повествующую об одной из палат городской  больницы  с 5-ю душевнобольными пациентами, в числе которых был некто И.Д.Громов, бывший судебный пристав, страдающий манией преследования, и о  главном враче этой больницы А.Е.Рагине. Если коротко о сюжете, то чтение философских книг и длительные философские беседы с пациентом Горомовым привели   главврача больницы в число узников   палаты №6, в которой в конечном итоге и умирает. Рагин не стал душевно больным человеком, но благодаря определенному складу характера  существующая общественно-политическая система посчитала его таким.

                  Приведение в качестве примера этой  повести также  подошла бы к предыдущим  статьям «Горе от ума..» или  «Везет ли на самом деле дуракам…»  Общий смысл   повести  писателя  на мой взгляд все тот же – горе от ума. Горе от ума,  как мы можем убедится   сами, является  проблемой не только нашего, но и всех предыдущих веков.  

           Также интересен  другой юмористический рассказ А.П.Чехова «Лошадиная фамилия» (1885 г.), когда по сюжету  приказчик  вспоминает фамилию известного знахаря, чтобы вылечить больной зуб отставного генерала, и  помня только, что это «лошадиная фамилия»,  перебрав все связанные с лошадью фамилии: Копытин, Тройкин, Уздечкин, Гнедов, Меринов и т. д. Но на самом деле фамилия оказалась «Овсов».   

          Лошадиная тема волновала многих писателей, и такие  произведения, на мой взгляд,  наиболее проникновенны. Взять, хотя бы, произведение величайшего писателя Л.Н.Толстого «Холстомер», написанный  автором от  лица  мерина о его нелегкой и не простой лошадиной жизни, и, читая это произведение, проникаешься чувством  к лошадям, что они тоже есть разумные создания.

             Всем известна фраза В.И. Ленина о том, что каждая кухарка может управлять государством (статья «Удержат ли большевики государственную власть» октябрь 1917 г.). Современные либералы и олигархи чуть ли не на смех Ленина поднимают за эти слова, будто управлять государством и в самом деле сложно. Но Ленин имел ввиду другое: приобщать к управлению государством необходимо  всех, даже самые низы, и необходимо обучать людей и  внедрять в общество истинную демократию.  А мнение  чиновников о том,  что быть министром или депутатом- очень  сложная и ответственная задача, требующая большого ума — опровергается примерами из истории.

           Вы думаете, мало было народного возмущения во времена   Екатерины II,   незаконным захватом власти,  безмерной дворянской вольницей, коррупцией, завоевательной политикой, обнищанием народа, и т.д.? Умная  немка и пресвященная императрица, поклонница Вольтера и Дидро, Екатерина Великая   на редкость умела  подбирать  себе государственных мужей, обеспечивших  ей тридцатилетнее правление.  Хотела, правда, в конце правления в очередной раз нарушить закон, и передать  правление   своему внуку Александру I, минуя  прямого наследника сына Павла I , но ее план не удался. Закон есть закон. Для педантичной немки нарушение законов было так противоестественно, а тут пребывание в России с 15-летнего возраста так ее испортило.      

          Но было в ее окружении много  честных и принципиальных деятелей, которые не давали ей совсем испортиться.  И им ничего за это не было.          

                                                                                          «Цари! — Я мнил, вы боги властны,

                                                                                          Никто над вами не судья..»

взывал  современник Екатерины Г. Державин в стихотворении «Властителям и судиям» (1780-1787) к властителям и судьям,  призывая их соблюдать законы, спасать невинных  от бед, защищать слабых от сильных, освободить бедных от оков, напоминая, что все люди смертны.  Г.Р. Державин (14.07.1743— 20.07.1816) был сенатором Правительствующего сената, а затем генерал-прокурором и министром юстиции Российской империи, и видимо накипело, что сочинил целую оду для сильных мира сего.   

            В другом своем произведении «Вельможа» (1794),  Г. Державин, заседая в сенате и  взирая на блистающих мундирами   коллег, подчеркивал, что высокий чин не делает человека достойным:         

                                                                             «Калигула! твой конь в Сенате

                                                                             Не мог сиять, сияя в злате!

                                                                             Сияют добрые дела.»

намекая на то, что многие сенаторы  навешают на себя золотые побрякушки, и ничего не делают для народа. Из стихотворения мы  видим, как  Державин   заметил,  что  особой разницы между высокопоставленным вельможей с одной стороны, и конем или ослом, с другой стороны,   может и не быть.

                                                                           «Осел останется ослом,

                                                                           Хотя осыпь его звездами…»              

         Воспетый Державиным уникальный случай  с конем взял свое начало еще в древности, и является поучительным примером для многих поколений, описанный    древним  римским историком  Гаем  Светонием Транквиллом (ок.70-122 г.г.н.э.) в «Жизни двенадцати цезарей» (ок.121 г.н.э.),  повествующим  о  событиях  в правлении римского императора Калигулы (31.08.12 г.- 24.01.41 г.), считавшегося современниками деспотом, тираном и самодуром.            

           Так вот, если верить  Светонию, Калигула  сделал своего любимого коня Инцитата сенатором, причем, с молчаливого одобрения остальных сенаторов. При этом, свидетелем сего безобразия  мог быть и сам знаменитый философ Анней Луций Сенека собственной персоной, бывший в правление Калигулы сенатором, но мы знаем из истории, что его красноречие едва не стоило ему жизни. Поэтому при Калигуле лучше было помалкивать.  

        А эти сенаторы скорее всего рассудили примерно так.

           «Коней на переправе не меняют.   Калигула является  императором, и кому как не ему выбирать ту команду, с которой он сможет работать, кому может всецело доверять для реализации своих государственных проектов.

           Кроме того, — рассудили политики,- хуже от этого не будет, поскольку  конь красноречием не блещет, никому  ничего плохого сделать ничего не должен, будет  иногда ржать при утверждении законов,  и скорее всего, не будет давать императору дурных советов».

            Из истории нам неизвестно никаких отрицательных последствий такого назначения, поэтому будем считать, что конь со своей задачей справился- не навредил.

         Более того, Инцитат   даже приносил пользу,  помогая собирать своему патрону деньги в  опустевшую казну, когда коню, бывшему к тому же еще  по совместительству и жрецом, понадобились деньги  в качестве  денежного ценза на должность жреца, и всех лошадей государства госорганы обложили налогом, а тех лошадей,  кто «не хотел»  платить установленный лошадиный налог  тут же отправляли на живодерню.      

             Калигула хотел даже за верную и безупречную  службу обеспечить своего любимого коня дальнейшим карьерным ростом, и произвести его в консулы, но изобретательного императора  остановила от этого только его внезапная гибель.  

            Самым  интересным и поучительным   в этой истории является пример незыблемости знаменитого римского права:  Dura lex sed lex — «закон суров, но это закон». Но  в тоже время  был подан  другой пример-  что любой, даже такой суровый закон, как римский, при желании можно обойти.

        А получилось вот что.

        После убийства Калигулы Сенаторы  не могли так просто исключить из сенатского списка коня, поскольку по римским законам до окончания срока полномочий  никого из сената нельзя  было исключить просто так, даже коня. Надо отдать должное римской находчивости: они не стали коня отправлять на скотобойню, тем самым  упростив правоприменительную задачу исключения коня  из сенаторских списков в связи со смертью, а просто взяли и урезали Инцитату жалованье, вследствие чего  тот был выведен из состава сената как не проходящий по финансовому цензу. 

             Вот такой случай из истории, когда Калигула дал всем понять, что при  неограниченной власти императора  сенат ничего уже особенно не решает, и даже высокопоставленный  конь может решать государственные дела не хуже,  было  бы побольше овса  и соответствующий присмотр конюшего с правами помощника депутата.  Воистину, горе от ума.

         Кстати, о конюшем. В Русском государстве в XV —  XVII веках существовал   чин конюшего и  он был  едва ли не самым престижным при дворе, в ведении которого состояли все царские конюшни. Чин конюшего давался только самым близким, любимым и заслуженным людям. Боярином и конюшим был в частности  Борис Годунов, ставший позднее царем после смерти царя  Фёдора I Иоанновича, сына Ивана Грозного.  Говорить о том, что  кони в тогдашнем русском государстве могли управлять российским государством, я не берусь,  но с учетом деспотизма и самодержавия того времени (Иван Грозный один чего стоит), а также с учетом возникшей тогдашней  концепции старца Филофея «Москва-Третий Рим», эта идея вполне могла быть у римлян позаимствована. Мы не можем судить о том, насколько деспотизм Ивана Грозного мог зайти   далеко в плане самодурства, поскольку навряд ли в то время смог уцелеть кто-нибудь здравомыслящий, да и какие-либо записи могли быть «утеряны» при последующих  переписываниях российской истории.            

         Но несколько под иным углом взглянем на Калигулу, и воздадим ему  от себя честь и хвалу.  Он не был совсем уж конченным злодеем, каким его показал в одноименном фильме знаменитый  режиссёр Тинто Брасс,  и  надо отметить, что он пользовался большой популярностью у простого народа, а тираном и диктатором его считали вельможи. От Калигулы,  видимо, и пошла известная поговорка, возникшая, предположительно,  из следующего диалога:

« -кто  пишет законы?»

–« кто-кто — конь в пальто!». 

На вожжах и лошадь умна.  А на каждого коня нужна своя узда. Ну и тому подобное.

        Но Калигула, на поверку, оказался не так глуп. Не он один  из числа великих  был в восторге от лошадей.

       Так пролетарский писатель  М. Горький дал, например, такую характеристику: «Ежели людей по работе ценить, то лошадь лучше всякого человека».  

      Или, например, так восторженно восхвалял лошадей А.И.Куприн: «Лошадь гораздо щедрее, чем человек, одарена инстинктами и чувствами. Слышит лошадь лучше кошки, обоняние тоньше, чем у собаки, она чувствительна к ходу времени, к перемене погоды… Нет ей равного на Земле животного».

         «Когда умрет последний конь-мир рухнет, потому что самые лучшие люди- это кони» (В.Шукшин)           

            У нашего президента тоже  было любимое животное — собака с «лошадиной» кличкой Кони, и она была настолько умной и красивой собакой, что  петербуржцы даже хотели «первой собаке» президента установить памятник. Удалось ли установить памятник или нет —  мне не известно.

01.06.2018 г.       

 

Задать вопрос

 

Ваше имя (обязательно)

Ваш e-mail (обязательно)

Тема

Сообщение

×