ДВЕ МИЛИЦЕЙСКИЕ ИСТОРИИ С ТРЕМЯ НЕИЗВЕСТНЫМИ

                Который день не сходят новости с интернет ресурсов о ноябрьском  групповом  изнасиловании молодой девушки- дознавателя в Уфимском отделе полиции. Но поскольку информация по   этой категории дел в силу  закона должна быть скрыта от посторонних глаз, —   новость эта подогревается  всякими домыслами, интригующими  сообщениями, похожими больше на сплетни   интернет-троллей.

           Это довольно банальное событие современной  русской действительности  преподнесли нам  как нечто  неординарное.  Ну что может быть исключительного в том, что три пьяных мужика, в разгар застолья захотели секса. И не столько секса- сколько потребности  в нечто большем: подчеркнуть свою власть и превосходство над слабым беззащитным полом, тем более- младшим и по званию и по должности. 

         Остается только догадываться, скольких  людей такие  обличенные властью      погоны нагнули, и унизили.  И  оказывается —  можно нагнуть  и унизить  не только  незаметного человека с улицы, но и абсолютно любого и всякого — защищенности нет не для кого.

           Я  сомневаюсь, что  23-летняя дознаватель  написала бы  заявление  на своих вышестоящих  начальников без повода, и  стала бы  выносить просто так  ссор из избы.  Видимо, произошло что-то такое, что вышло за рамки  всякого морального  приличия.

          И по всей видимости, произошло тоже самое, что случилось  в конце октября этого года   на Кубани во время выступления передвижного цирка- шапито, когда во время  циркового выступления  в какой-то момент  дрессировщик не смог  удержать львицу, а   львица  вдруг  не смогла совладать со своими  природными инстинктами, и набросилась на  четырехлетнюю девочку, едва не откусив  бедному ребенку  головку.   Как и в случае с полицейскими, работники цирка  попытались обвинить в инциденте зрителей, и конкретно — мать ребенка, спровоцировавшую, якобы,   зверя  на агрессию.  

               А в случае с полицейскими — девушка сама добровольно пришла в кабинет к насильникам, выпивала с ними, до этого якобы даже состояла в интимных отношениях с одним из насильников.  Но девушка поступила весьма опрометчиво.  И ей было не ведомо в силу своего незначительного жизненного опыта  и  доверчивости, что  у мужчины  несмотря на  его воспитанность, образованность  и  кажущуюся  доброту могут    проснутся   древние неуправляемые  инстинкты  толи от  спиртного, толи от  характерной   чертовщины, усиленной стадным чувством.   

        По  некоторым всплывшим свидетельствам,   в кабинет  начальства  незадачливая девушка  явилась не одна, а в сопровождении двух подруг. Пока обывателю неизвестно, что там произошло на самом деле, но 2 подругам,  почувствовавшим   неладное, удалось  благополучно «улизнуть» с вечеринки, а  вот потерпевшей не повезло и,  как  «штирлица»,   ее  попросили остаться. 

            Почти аналогичная детективная история  с тремя  неизвестными случилась  в оренбургской  милиции   в 2011 г. с той лишь разницей, что  потерпевшим был  молодой парень, а не девушка,   и насилие  было не сексуальным, а обычным, но  во всем остальном все было похожим: и трое потенциальных потерпевших, двое из которых  смогли   «смыться по тихому»,   и ночное  групповое насилие, и телесные повреждения,  и   глубокая обида  на «ментов», вылившаяся в уголовное дело.

               В январе 2011 г.  пятидесятилетнего отца-инвалида,  и двоих двадцатилетних его сыновей  по чьей-то наводке  прямо из дома   доставили  в райотдел (тогда еще милиции)    по подозрению в  краже  автомобилей.

           После изнурительного  ночного сидения в коридоре  РОВД,  с главой семейства   случился сердечный приступ. В ответ на  его   жалобы в области сердца и полуобморочное состояние   ему   вызвали скорую медицинскую помощь,  и госпитализировали с подозрением на инфаркт.   Больницу,  впрочем, тот  тут же  беспрепятственно покинул  по сугробам прямо в пижаме и в тапочках, оставив с носом  выставленную охрану. 

             Оперативникам только оставалось почесать затылки, и сделать вид, что ничего не произошло: была бы статья- а человек найдется, имея про запас еще двоих его сыновей.

              Однако один из сыновей, как обычно водится,  с детства хотел во всем  походить на своего  отца.  В нашем случае  он пошел по его стопам,  и  глубокой ночью  покинул злополучное РОВД прямо через окно второго этажа,  неожиданно явившись  домой   к  изумлению  перепуганной     матери,  не находящей себе места и оборвавшей к тому времени все телефоны  в поисках пропавшей семьи:  все  телефоны родных были выключены, а во всех отделах РОВД  пребывание  ее родных отрицали.      

              Следом  за сыном  на такси подъехал   и замерзший  отец.

               А тем временем  оперативники, почувствовав себя «лохами», решили усилить свою милицейскую бдительность, и на этот раз не спускать глаз с оставшегося третьего подозреваемого,  и,  не теряя драгоценного времени,    перевезли его из райотдела в  оперативно-розыскную часть (ОРЧ) городского  УВД  для срочного истребования признательных показаний.

                 Думаю, лишним будет мною сказано, что  для производства допроса городское УВД было оснащено абсолютно  всеми для этого  техническими средствами, имея ввиду, не  авторучки, бумагу и оргтехнику.  В арсенале  оперативников  были очень  популярные в их работе противогазы, незаменимые наручники и   видавшие виды устройства  для выработки постоянного тока.

       Отдел милиции   был своеобразным  производственным конвейером, где сначала  работали опера  с сырым материалом,  а после некоторой обработки полуфабрикат передавался дальше- в следственный отдел, где  дальше доводился уже до ума перед   передачей в судебные органы. Хотя  ребятам из уголовно  розыска и приходилось выполнять самую грязную милицейскую работу, — она им по разным индивидуальным причинам нравилась, и прежде всего,  потому, что эта работа давала возможность общаться с людьми, и с головой пропадать на работе.

              Глубокая  январская ночь. Диму   завели в кабинет оперчасти.   Оперативников  было  5 человек. Но Дима был не из робкого  десятка. Когда    от него  потребовали   подписать явку с повинной, предъявив аргументы, что его  с  отцом подозревают в угоне 5 автомобилей и в подделке документов,  Дима, явно насмотревшись любимых сериалов про бандитский Петербург,     вежливо отказался что-либо  подписывать,  апеллируя к ст.51 Конституции РФ,  и    попросил  пригласить  адвоката, или  позволить позвонить кому-нибудь самому.  

          К его разочарованию, оперативники почему-то не оценили его познаний. Они в свою очередь, никак    не намерены  были  из за его упрямства халатно относиться к своей любимой работе, тем более, что  дома их ждали  жены  и дети, за плечами  имелся большой  милицейский опыт с грамотами и наградами, а над головой  висел  дамоклов меч вышестоящего начальства.

           А поэтому,  привычными  борцовскими движениями  его свалили с ног на пол,  немного  побили руками и ногами, связали ноги  скотчем.  А затем  как из черного ящика «Поля чудес» достали сюрприз —  противогаз,  веревку и деревянный аппарат  с проводами и  рукояткой для выработки постоянного тока, который  наш Дима видел только в фильмах про войну,  и  при виде  такого «сюрприза»  у него  появилось  дурное предчувствие: «ох и не к добру все это…».   

            Он не был  дураком,  и  понимал, что помощи здесь ждать было не от куда, кричать и звать на помощь было бессмысленно, поэтому морально приготовился терпеть столько, насколько хватит терпения. 

              То, что он ничего не совершал  противоправного – теперь для него уже значило мало, и он  уже морально был готов подписать все что угодно- лишь бы все побыстрее закончилось: он хотел пить, спать,  нестерпимо курить, и  ужасно не хотел испытывать неудобства и боли.

       Но  на кону стояла честь и репутация не только его, но и   отца, на которого  от него требовали настучать, — а это со стороны оперативников,  по мнению Димы,  был уже перебор;  его с кем то спутали, ибо он не Павлик Морозов,  и    за  родителя  был готов  стоять  до конца, как Олег Кошевой.      

          Лежа на полу,  он  вдруг вспомнил, как  мама в детстве впервые повела его  к зубному, и как он от  противного жужжанья бормашины  в зубах  испытал пронзительную боль и  захлебнулся    детским криком и слезами, а мама потом его стыдила: ты вед мужчина, а мужчины не должны не боятся, должны терпеть  и не должны плакать.

          Вспомнив слова матери, он и на этот раз решил все стерпеть, не позорить родителей и не плакать,  как много раз до этого не плакал  перед  жестокими стоматологами.      

           И вот, началось…

           На него был надет противогаз,  в котором был перекрыт клапан, от чего он стал задыхаться. Несколько раз  от этого он терял сознание, и  также неожиданно приходил в себя.  Затем  при помощи веревки, протянув ее через шею и колени, мучители придали ему крайне неудобную позу, отчего заныли все суставы и мышцы.  Опять на него  надели противогаз, и продолжили бить. Двое стали пытать током,  крутя рукоятку и прикладывая провода к вздрагивающей и извивающейся пояснице.

          Сколько времени так продолжалось-  он не помнит, но ему  в итоге стало  так плохо, что пытки решили «до завтра» прекратить, и его отправили в камеру .  К нему  периодически 3 раза вызывали бригаду скорой помощи. Врачи осматривали, доставляли в сопровождении милиционера в больницу, но  в больнице врачи,  веря словам милиционера о том, что  пациент проходит по очень серьезному уголовному делу, оформляли документы  об отказе от госпитализации.   

            На следующий день пытки  возобновились. Утром его снова доставили в ОРЧ, где в кабинете находились все те же 5 человек в том же составе.  И он снова отказался написать явку с повинной и дать признательные показания. 

            И его снова связали, и  продолжили  избивать, и пытать  током, поочередно меняясь местами, и от бессилия  уже стали  угрожать, что изнасилуют  ножкой от табуретки.

             Издевательства продолжались целых 7 часов.  В итоге, не выдержав издевательств, Дима вынужден был сдаться, подписать  явку с повинной и дать признательные показания…

           Выйдя из райотдела милиции  по подписке о невыезде, он   снял телесные повреждения,  и обратился в Следственный комитет с заявлением  о возбуждении уголовного дела  в отношении  милиционеров.       

             Уголовное дело против сотрудников уголовного розыска  с большим скрипом, но все же возбудили, расследование длилось  более  4 лет. Больше  2 лет  уголовное дело возбуждать не удавалось. За это время   были и угрозы, и подкупы, и шантаж,  и  даже «случился»  поджог автомобиля следователя, и  многое другое.  «Коза-ностра»  просто  отдыхает.

           Но  уголовное дело  все-таки удалось довести до суда, и  виновные сотрудники  милиции были признаны виновными в совершении преступления,  предусмотренного п. «а» ч.3 ст. 286 УК РФ, и четверо  из них отправились на 3,5 года лишения свободы в Нижнетагильскую  «красную» зону. За исключением  пятого   сотрудника,  уже к этому времени отбывавшего свой 14 годичный срок заключения за  аналогичное  добывание признательных показаний уже  от  другого   мужчины, причем  в период  расследования «диминого дела»,   и  до смерти изнасиловавшего   потерпевшего  шваброй.  И  к старому сроку по совокупности преступлений ему добавили новый.  

           Виновные милиционеры вину свою  так и не признали, и не раскаялись в содеянном.  Они  на суде красноречиво  размахивали  многочисленными грамотами и положительными характеристиками от МВД,  и  до конца  были уверены в правильности своих  действий,  ибо  грамоты и награды за плохую работу не дают.  Тем более за такую грязную.   

 

10.11.2018           


Задать вопрос

 

Ваше имя (обязательно)

Ваш e-mail (обязательно)

Тема

Сообщение

×